Возрастная реактивность организма





Впервые вопрос о возрастной реактивности был поставлен на научную основу в трудах И. И. Мечникова, который очень много внимания уделял физиологии и патофизиологии старения и основал такой раздел науки как геронтология (даже сам этот термин был предложен И. И. Мечниковым). Важные аспекты возрастной реактивности проанализированы в работе Г. П. Сахарова «Роль возраста в борьбе организма с инфекцией».

Рассматривая проблему возрастной реактивности, следует выделить четыре периода в жизни человека, когда его реактивность, по отношению к целому ряду как физиологических, так и патогенных влияний, резко различается: детский, пубертатный, зрелый возраст и период старения. На протяжении этих четырех периодов, составляющих жизнь, в организме происходит следующее - меняется соотношение между процессами ассимиляции и диссимиляции; уровень функционирования структур организма (гиперфункция нормальная функция, гипофункция); восприятие, трансляция, накопление, считывание, обработка и реализация информации; способность организма к адаптации. Это - четыре общих момента. Кроме того, каждый возрастной период характеризуется еще рядом частных особенностей.

Детский период (от 0 до 7 лет) можно характеризовать следующими типичными только для него процессами.

Во-первых, наличием врожденного (трансплацентарного) иммунитета. Дело заключается в том, что с кровью матери, доставляемой к плоду через плацентарный круг кровообращения, в организм плода поступают факторы иммунной защиты против тех возбудителей инфекционных заболеваний, которыми в свое время болела мать. Если мать в прошлом перенесла, например, дифтерию, корь или скарлатину, то родившийся ребенок при мерно в течение полугода будет невосприимчив к этим инфекциям. Через полгода факторы иммунной защиты, полученные от матери, будут выведены из организма, и ребенок станет восприимчив к возбудителям указанных заболеваний.

Во-вторых, большей, нежели у взрослых, степенью адаптации к ряду инфекционных заболеваний - к так называемым детским инфекциям (корь, скарлатина, дифтерия, краснуха, ветряная оспа и др.). Известно, что если человек не перенес какую-либо из этих инфекций в детстве и заболевает ею в зрелом возрасте, то эта болезнь у него протекает гораздо более тяжело. Так, например, в конце XIX века английские моряки завезли на один из островов малайского архипелага ранее не известное там заболевание - корь, от которой почти полностью вымерло взрослое население этого острова.

В-третьих, преобладанием процессов ассимиляции над процессами диссимиляции, то есть превалированием процесса синтеза белков над процессами их распада, накоплением в организме запасов гликогена и жира. Последнее имеет особое значение, поскольку количество адипоциnов не уменьшается ни с возрастом, ни в результате диеты. В связи с этим перекармливание ребенка в детском возрасте может стать основой его ожирения в более поздние возрастные периоды.





В-четвертых, гиперфункцией ряда органов и систем. Эксперименты, проведенные на животных, показали, что, например, при увеличении нагрузки на сердце у крольчат, миокард отвечает практически безудержной реакцией, неадекватно увеличивая силу своих сокращений, в то время как у взрослых адаптация сердца к повышенной нагрузке является более совершенной.

И, наконец, в пятых (по порядку, но, отнюдь, не по значению) в детском возрасте осуществляется становление механизмов, отвечающих за все информационные процессы, в связи с чем нарушение их формирования может стать базисом развития ряда тяжелых отклонений от нормы не только в детском, но и в более зрелом возрасте. Так, например, физическая детренированность детского организма может привести к нарушению адаптации к нагрузке у взрослого человека и к развитию на этой основе ряда заболеваний сердца. Не надо забывать и о психических процессах, нарушение их правильного формирования в детстве может стать основой развития как психических заболеваний, так и нарушений нервной регуляции соматических и вегетативных функций в зрелом возрасте. Все сказанное получает совершенно новую окраску в связи с тем, что в силу воздействия на организм человека неблагоприятных экологических факторов, злоупотреблений некоторыми родителями алкоголем, никотином, наркотиками, в настоящее время, по утверждению социологов, мы имеем исходно больное подрастающее поколение, для которого нарушение указанных выше процессов, присущих детскому возрасту, приобретает особое значение.

Для пубертатного периода (8-16 лет) главной характерологической особенностью является то, что в это время в организме происходят поистине гигантские перестройки. Формируется сексуальный статус; достигший максимальных размеров тимус начинает быстро инволюционировать, что, с одной стороны, определяет герминативную способность, а с другой -состояние иммунной защиты; окончательно стабилизируются системы, связанные с информационным процессом, что определяет степень адаптации организма. Как и всякая перестройка, пубертатный период относится к группе высокого риска, поскольку любой «сбой» в это время может определить развитие серьезных патологических процессов в дальнейшем.

Особенности реактивности зрелого возраста будут разбираться во всех последующих статьях, в связи с чем перейдем непосредственно к старению.

Самые древние медицинские источники свидетельствуют о том, что люди не могли примириться с краткостью человеческой жизни и с самого зарождения медицины пытались анализировать причины старения, наступления дряхлости и преждевременной смерти, стремясь найти средства продления жизни. Мечты о бессмертии или, во всяком случае, о гораздо более длительной жизни нашли свое выражение в ряде рекомендаций (зачастую наивных и даже смешных). Как указывалось выше, длительное время проблемами старения занимался Илья Ильич Мечников. В своей книге «Этюды оптимизма» он приводит несколько, на наш взгляд, забавных рекомендаций древних и средневековых методов продления жизни: «В библейские времена думали, что соприкосновение ослабленных стариков с молодыми девушками молодит и удлиняет жизнь. В первой книге Царств находим следующее повествование: "И состарился царь Давид, и достиг предельного возраста, и хотя его покрывали одеждами, он никак не мог согреться. И сказали ему его слуги: да приведут, о царь, молодую девственницу, чтобы была она при царе и ходила бы за ним, и спала бы на груди его, и согрелся бы царь, наш властитель"... Этот способ, известный позднее под именем герокомии, употреблялся греками и римлянами и нашел последователей даже в новейшие времена. По совету знаменитого голландского врача Бургиво один старый амстердамский бургомистр спал между двумя молодыми девушками, что, по уверению врача, в значительной степени вернуло ему силы и веселость. Врач восемнадцатого века Кохаузен напечатал диссертацию о римлянине Гермиппусе, умершим 115-ти лет, который был учителем в женской школе и прожил так долго, благодаря постоянному общению с молодыми девушками. Врач этот дает отличный совет - вдыхать утром и вечером дыхание молодых девушек и уверяет, что это бесконечно способствует укреплению и поддержанию жизненных сил, так как, по мнению его адептов, дыхание в этом возрасте еще содержит первичную материю во всей ее чистоте».

Мечты человечества об бессмертии нашли свое отражения в исторических легендах о графе Сен-Жермене, великом маге Калиостро и даже в таком литературном сокровище, как «Фауст» Гете.





Научное исследование проблемы старения и долголетия началось в середине девятнадцатого века. Одной из первых была теория старения, сформулированная немецким зоологам Бючли, согласно взглядам которого в организме имеется особый жизненный фермент, расходуемый по мере размножения клеток. Исчерпание запасов этого фермента и приводит к старению организма. Сходный взгляд на проблему был дан крупным генетиком и дарвинистом Вейсманом. Согласно его взглядам, старость зависит от ограниченной способности размножения клеток (ограниченное число клеточных делений). Вследствие этого наступает время, когда износившиеся клетки перестают замещаться новыми. Французский физиолог Броун-Секар связал старение с угасанием функции желез внутренней секреции, прежде всего половых. Он предложил вводить стареющим людям эмульсию из семенных желез животных и достигал при этом выраженного, хотя и очень кратковременного эффекта, выражавшегося в основном в коротком восстановлении сексуальной функции у мужчин.

Несколько позже с обширной теорией механизмов старения выступил И. И. Мечников. Эта теория включает в себя три момента. Первые два касаются этиологии и патогенеза процесса старения.

Во-первых, к старости нарастает атрофия клеток, прежде всего - нервных, вследствие пожирания их макрофагами.

Во-вторых, в течение жизни развивается, а к преклонным годам нарастает, аутоинтоксикация организма продуктами жизнедеятельности микрофлоры толстого кишечника. В связи с последним И. И. Мечников предлагал заменить микрофлору кишечника на бактерии, которые не вызывают процессов брожения и гниения и тем самым предотвратить аутоинтоксикацию организма. Он, в частности, рекомендовал в больших количествах есть молочные продукты, в которых находится микроб - болгарская кишечная палочка.

Что касается третьего положения теории И. И. Мечникова, то оно имеет общий характер. И. И. Мечников считал, что человек должен доживать до естественной смерти, которой предшествует естественная старость; наступление последней связано с постепенным исчерпанием ресурсов организма. Когда эти ресурсы исчерпаны полностью, свершается естественная смерть. Такое гармоничное наступление естественной старости, а затем и естественной смерти, не входящее в противоречие с количеством ресурсов организма и наступающее по времени значительно позже тех возрастных пределов, которые характерны для человечества в настоящее время, И. И. Мечников назвал ортобиозом.

В качестве одного из доказательств того, что в настоящее время смерть, даже в весьма пожилом возрасте, является противоестественной, И. И. Мечников привел интересный факт. Ренувье, французский философ, чувствуя близость смерти на 88 году, записывал свои последние впечатления: «Я нимало не заблуждаюсь насчет моего состояния. Я знаю, что я скоро умру, через неделю или через две. А между тем мне еще так много хотелось бы сказать относительно моего учения. В моем возрасте непозволительно надеяться: дни уже сочтены, быть может даже часы. Нужно примириться с этим. Я умираю не без сожаления. Мне жаль, что я никоим образом не могу предвидеть судьбы моих воззрений. Я умираю, не сказав последнего слова. Все умирают, не успев выполнить своей цели. Это самая печальная из печалей нашей жизни. Это еще не все. Когда человек стар, даже очень стар, и привык к жизни, то умирать очень тяжело. Мне кажется, что молодые люди легче мирятся с мыслью о смерти, чем старики. Перейдя за 80 лет, человек становится трусом и не хочет более умереть. И когда становится несомненным, что смерть приближается, то душа наполняется большой горечью. Я изучал этот вопрос со всех сторон; вот уже несколько дней, что я пережевываю все ту же мысль: я знаю, что я умру, но я не могу убедить себя в том, что я умру. Во мне возмущается не философ: философ не верит в смерть, но против нее возмущается старик. У старика нет силы для примирения со смертью. Тем не менее нужно примириться с неизбежностью ее». По мнению И. И. Мечникова в основе такого состояния, как у философа Ренувье, лежат различные дисгармонии, ликвидация которых и должна привести к развитию состояния ортобиоза и возникновению в конце концов инстинкта естественной смерти, которой только и должна заканчиваться человеческая жизнь. Такова вкратце история вопроса.

Что же касается современных взглядов на старение, то мы рассмотрим их далее, а сейчас попытаемся ответить на вопрос: много или мало живет современный человек? Еще в восемнадцатом веке была сделана попытка дать на него ответ. Один из крупнейших естествоиспытателей восемнадцатого века Бюффон, изучая развитие животных, обратил внимание на следующую закономерность: продолжительность жизни животных в 6-7 раз превышала период их роста. Если исходить из того, что у человека эпифизарные хрящи окончательно окостеневают к двадцати пяти годам, то средняя продолжительность жизни человека должна составлять 150-175 лет. Однако не все закономерности животного мира применимы к человеку. Нельзя, например, экстраполировать на человека закономерность, обнаруженную зоологом Буте: плодовитость обратно пропорциональна продолжительности жизни. Вводились и другие коэффициенты, связанные также в основном с длительностью периодов роста, герминативной активности и т. д. Но к единому мнению исследователи так и не пришли. Однако на протяжении существования человечества было зарегистрировано большое количество случает долгожительства. Наиболее интересным и наиболее научно точным является факт, связанный с английским крестьянином Томасом Парром, тело которого в тридцатых годах семнадцатого столетия вскрывал знаменитый английский хирург и анатом Вильям Гарвей. Ученый оставил нам не только подробнейший протокол результатов вскрытия, но и жизнеописание этого крестьянина, скончавшегося в Лондоне от воспаления легких в возрасте ста пятидесяти двух лет и восьми месяцев. В протоколе вскрытия его тела Гарвей пишет, что состояние внутренних органов умершего старика было таким же, как у шестидесятилетнего мужчины. Случай с Томасам Парром, конечно, является из ряда вон выходящим. Однако существуют и другие примеры долгожительства, многие из которых описал И. И. Мечников в «Этюдах оптимизма». При этом следует заметить, что И. И. Мечников считал, что способность к долгожительству. по-видимому, заложена в человеке исходно, а вредные факторы внешней среды играют в данном случае незначительную роль. Так он пишет: «Поразителен пример одного ирландского землевладельца Брауна, дожившего до 120 лет. Он завещал сделать ему надгробную надпись, гласящую, что он был всегда пьян и так страшен в этом состоянии, что сама смерть боялась его». И далее: «Замечено, что большинство столетних старцев не курит. Но и это правило, как и многие другие. не всегда приложимо. Росс в 102-летнем возрасте, получивший премию долголетия (в 1896 г.), был неисправимый курильщик». Подобные примеры можно продолжить. Из анализа случаев долгожительства вытекает три вывода:

1. Способность к долгожительству, по-видимому, определена генетически.

2. Факторы внешней среды, конечно, оказывают влияние на продолжительность жизни, но при генетически детерминированном долголетии их роль не является определяющей.

3. Поскольку имеются многочисленные случаи жизни людей до 140-150 лет. можно считать, что человек принципиально способен доживать до такого возраста.

Существует мнение (правда, пока ничем не доказанное), что человек должен жить до 180-200 лет. При расчете возможной длительности жизни надо учитывать следующие обстоятельства, четко обозначенные одним из крупнейших патологов Европы профессором Вильгельмом Дёрром: «Как долго может жить человек? Старейшим человеком, которого я обследовал, является 111-летняя женщина. До своих последних дней она проживала в кругу своей семьи в деревне, в земле Райн-Пфальц. У нее наблюдалась высокая степень атрофии внутренних органов, но в меньшей степени -мозга. У нее была генерализованная ангиопатия, выраженный склероз аорты, но достаточно хорошее сердце. Она скончалась в связи с пиелонефритом и калькулезным холециститом. В терминальной стадии к этому присоединилась небольшая эмболия легочных сосудов. Мой умерший коллега Ганс Линцбах из Гёттингена придавал полипатии большое значение. Линцбах занимался гомпертовским уравнением (Вениамин Гомперт, 1825). Основной вывод гласит: вероятность смерти с 30 лет возрастает в геометрической прогрессии по отношению к возрасту. Так, например, на восьмом десятилетии жизни (которого в настоящее время достигли уже многие) вероятность смерти в 16 раз, а на десятом десятилетии -в 64 раза выше, чем между 30 и 40 годами. У 80% всех 80-100-летних людей ставится на 2-4 патолого-анатомических диагноза больше, чем у остальных в целом. Полипатия нашла подтверждение в результатах вскрытий, проведенных мною в Гайдельберге, Ганса Франке из Вюрцбурга и др.».

Другими словами, В. Дёрр считает, что с возрастом у человека увеличивается количество заболеваний, которые в конце концов приводят к смерти, и это не дает возможности точно установить естественные пределы человеческой жизни.

Далее рассмотрим возникающие в организме изменения, которые в настоящее время определяют как признаки старения.

Ваша оценка: Нет Средняя: 2.4 (8 votes)