Патогенез





Под патогенезом (от греческого pathos - страдание, болезнь и genesis - происхождение) понимаются механизмы развития заболевания. Каждое заболевание имеет свой патогенез, зависящий как от особенностей этиологического (причинного) фактора, так и от реактивности заболевшего организма. Однако при всем разнообразии патогенетических механизмов, связанном с огромным количеством болезней и индивидуальных особенностей живых существ, есть ряд особенностей патогенеза, присущих любым болезням. Наиболее важными являются две следующие закономерности.

1. Типовые реакции. На организм в течение его жизни действует поистине бесчисленное количество физиологических и патогенных раздражителей. Вряд ли было бы правильным полагать, что в процессе эволюции возникли и закрепились ответные реакции на каждый из этих факторов. По-видимому, на протяжении длительного времени выработалось относительно небольшое количество ответных реакций, затрагивающих такие основные стороны жизнедеятельности, как процессы синтеза, выработки энергии, воспроизводства и ответа на раздражение, а качественные особенности патологического процесса (болезни) определяются количеством, временем и порядком включения в процесс этих неспецифических (типовых) способов реагирования. (Подобно тому, как с помощью ограниченного количества букв, входящих в алфавит, можно написать и детскую песенку, и научный труд, и многотомный роман).

Опыт, накопленный медициной, свидетельствует в пользу такого подхода к проблеме. Наиболее ярким примером в этом отношении является описанное Гансом Селье состояние стресса, которое возникает при воздействии на организм любого чрезвычайного фактора и заключается в активации гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы, приводящей к изменению гормонального статуса организма и формированию состояния адаптации к данному фактору.

Если рассмотреть различные уровни реагирования организма на раздражитель, то можно сказать, что на клеточном уровне любая ответная реакция является неспецифической, поскольку круг функций клетки ограничен и практически одинаков в клетках любого типа, кроме отдельных, специфичных для конкретной клетки особенностей (секреторная, сократительная и др.). На уровне органа ответная реакция становится специфической, поскольку каждый орган обладает присущей только ему специфической функцией, нарушение которой также будет специфичной. На уровне системы специфика ответа вновь ослабевает, оставаясь лишь в той степени, в которой эта специфика присуща системе в целом (например, любое повреждение сердца приводит в конечном итоге к нарушению его насосной функции и к развитию недостаточности кровообращения). И, наконец, на уровне организма, в связи с его индивидуальной реактивностью, ответная реакция вновь обретает полноценную специфику.

Соответственно этим уровням и обусловленного ими сочетания специфического и неспецифического следует строить и схему лечения соответствующего патологического процесса.

2. Формирование патологических систем. В своем основополагающем труде «Целлюлярная патология» Рудольф Вирхов утверждал, что организм представляет собой «клеточное государство», каждый элемент которого (клетка) самостоятелен и подчиняется в первую очередь тем закономерностям, которые в этом элементе сформировались.





Наверное, на том этапе развития науки, на котором Вирхов написал свою книгу, такое представление методически было логичным, поскольку позволяло детально изучать структуру и функцию клеток при том иди ином заболевании, не отвлекаясь на исследование регуляторных механизмов, то есть не усложняя задачу. (Подобно тому, как И. П. Павлов в период создания своего учения об условных рефлексах исходил из постулата, согласно которому животные не мыслят, - так было проще и методически более четко исследовать именно условно-рефлекторную деятельность).

Однако и теория, и практика биологии и медицины вскоре потребовали отойти от вирховского представления о независимости клеток друг от друга и от организма в целом. Этот поворот и положил начало созданию теории функциональных систем. Уолтер Эшби в своем труде /«Конструкция мозга»/2 предложил анализировать деятельность мозга (вообще живого организма) с точки зрения подхода к нему, как к системе, то есть к определенному функциональному объединению элементов, которые в силу самого своего объединения приобретают новые свойства. На этом основании была предложена «формула» функциональной системы:

1+1=2+n

где n - новое качество.

У. Эшби сформулировал ряд законов системологии, утверждая, в частности, что любая система стремится к гомеостазу, то есть к состоянию уравновешивания с окружающей средой. Он писал: «Адаптация означает удерживание существенных переменных в физиологических пределах... Адаптивное поведение эквивалентно поведению стабильной системы, область стабильности которой совпадает с той областью фазового пространства, в которой все существенные переменные не выходят за пределы нормы». Таким образом, У. Эшби определил главную задачу любой функциональной системы как адаптацию к меняющимся условиям существования, направленную на то, чтобы эта система всегда находилась бы в пределах физиологической регуляции функций. Справедливости ради следует указать, что задолго до Эшби этот принцип сформулировал И. П. Павлов, который в своей работе «Условный рефлекс» писал: «Животный организм как система существует среди окружающей природы только благодаря непрерывному уравновешиванию этой системы с внешней средой».

В дальнейшем понятие о физиологических функциональных системах подробно разработал П. К. Анохин. В книге «Очерки по физиологии функциональных систем» он следующим образом сформулировал определение понятия «система»: «Системой можно называть только такой комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействия и взаимоотношения принимают характер взаимодействия компонентов на получение фокусированного полезного результата».





Таким образом, можно сказать, что смысл любой физиологической системы заключается в уравновешивании организма с окружающей средой, что ведет к сохранению постоянства внутренней среды организма. Другими словами, физиологическая система должна поддерживать состояние гомеостаза.

Наряду с учением о физиологических функциональных системах рассматривается и проблема патологических систем. Первым, кто ориентировочно очертил это понятие, был А. Д. Сперанский. Он работал в области нейрофизиологии, и все его выводы и определения касаются в основном роли нервных влияний в развитии патологического процесса. Однако основные результаты его работ дают основание для определения понятия «патологическая система». В своем основном труде «Элементы построения теории медицины», анализируя механизмы развития сифилитического процесса и роль нервного фактора в развитии данного заболевания, А. Д. Сперанский писал «Спирохета раздражает организм не только как антиген. Реакция, которую она вызывает, не имеет никакого отношения к реакциям иммунитета. Входя в интимное общение с нервными приборами, она делается специфическим нервным раздражителем, поворачивает ручку того, уже знакомого нам страшного механизма, который в дальнейшем будет работать, как часы, и шаг за шагом развернет процесс по всему организму». И далее, делая уже более общие выводы на основании анализа механизмов развития ряда патологических процессов: «Вторгаясь в систему извне, посторонний агент вызывает реакцию среди элементов, которые ни в один момент своей жизни не являются самостоятельными. Каждый из них включается в состав разнообразных, но постоянных рабочих комбинаций, как и эти последние сочетаются друг с другом системными связями. Физиологические раздражения приводят в действие определенные механизмы и на определенный срок. Далее процесс затухает или автоматически переносится в другую область, ибо порядок включения новых звеньев уже предопределен в самой работе. Очень близкие отношения имеем мы и в патологии». А. Д. Сперанский создал учение о так называемой нервной сети, внутри которой в условиях патологии развиваются процессы, имеющие циклическое (или каскадное) течение, причем эта сеть способна к сохранению так называемых следовых реакций. Суть последних можно пояснить на следующем примере, который им был получен в экспериментах. У собаки вызывали не смертельный столбнячный процесс путем введения относительно небольших количеств столбнячного токсина, в результате чего у животного развивался нерезко выраженный тетанический процесс с судорогами умеренной интенсивности. После выздоровления собаки производили следующую операцию: вскрывали череп и под основание мозга в области турецкого седла укладывали маленький стеклянный шарик. После этой операции у всех подопытных животных в разные сроки возникало повторение столбнячного процесса. А. Д. Сперанский объяснял это тем, что в результате перенесенной столбнячной интоксикации у животных в возбудимых элементах формировалась патологическая система, которая вновь пробуждалась к жизни при воздействии на нее патогенного раздражителя. В дальнейшем учение о патологических системах получило свое развитие в трудах Г. Н. Крыжановского и сотрудников кафедры патологической физиологии медицинского факультета РУДН.

Физиологическую функциональную систему можно определить как констелляцию (совокупность) различных функциональных образований, которая обеспечивает оптимальное состояние жизнедеятельности организма и его адаптацию к меняющимся условиям внешней среды. Другими словами, физиологические функциональные системы поддерживают гомеостаз организма.

Что касается патологических систем, то здесь определение будет гораздо более сложным, поскольку оно должно отразить условия их формирования, связь с патологическим процессом и значимость для организма конечного эффекта их действия. Исходя из этих предпосылок, можно следующим образом определить понятие «патологическая система»:

Патологическая система - это функциональная совокупность реакций отдельных клеток, тканей, органов, систем или организма в целом, возникающая в результате воздействия на организм патогенного фактора, характеризующаяся длительной самоподдерживающейся активностью и депрессией саногенетических механизмов, имеющая в своей основе нарушение информационного процесса и ведущая (в случае длительного существования и прогрессирования) к углублению нарушения равновесия больного организма с окружающей средой.

Рассмотрим основные составляющие этого определения.

Патологическая система - это функциональная совокупность реакций. Эта часть определения говорит о том, что патологическая система не представляет собой нечто застывшее, но может изменяться и включать в себя новые реакции в зависимости от течения патологического процесса.

Патологическая система возникает при воздействии на организм патогенного раздражителя. Эта часть определения подчеркивает, что в нормальном, здоровом организме патологических систем нет. Что они возникают только в том случае, если на организм воздействует патогенный агент, то есть возникновение патологических систем является одним из проявлений болезни.

Патологическая система характеризуется длительной самоподдерживающейся активностью и депрессией саногенетических механизмов. Как будет показано далее, многие патологические системы развиваются по принципу порочных кругов или патологической доминанты. И в том, и в другом случаях каждый очередной «виток» процесса в патологической системе еще более усиливает сформировавшееся патологическое состояние. Это и есть самоподдержка этой функциональной констелляции. Таким образом, патологическая система приобретает свойства патологического пейсмекера (водителя ритма). Исходная депрессия саногенетических механизмов также является обязательным условием возникновения патологической системы, которая в ином случае будет разрушена этими саногенетическими механизмами.

В основе возникновения патологической системы лежит нарушение информационного процесса в организме. Поясним это на следующем примере. Одним из важных механизмов патогенеза гипертонической болезни является почечный механизм, связанный с тем, что в условиях генерализованного сосудистого спазма юкстагломерулярный аппарат почек начинает в избытке продуцировать ренин, который через сложную цепь биохимических реакций приводит к усилению сосудистого спазма. Ренин является физиологическим веществом, вырабатываемым почками и в норме. В связи с этим может возникнуть вопрос: а не является ли наличие ренина в нормальном организме определенной, изначально заложенной в организме базой возникновения патологической системы? Однако дело заключается в другом. В норме ренин играет определенную роль в поддержании нормального сосудистого тонуса, а в некоторых ситуациях может быть фактором саногенеза, направленным на прекращение определенных патологических процессов. Дело заключается в том, что ренин начинает продуцироваться в избыточных количествах при уменьшении объема почечного кровотока. Это может быть, например, при кровопотере, возникающей при травме сосудистой стенки. Выброс избыточных количеств ренина в этом случае приводит к возникновению генерализованного сосудистого спазма и к уменьшению величины (или к полному закрытию) дефекта в сосудистой стенке, в результате чего кровотечение прекращается. Однако, поскольку почки реагируют выбросом ренина на уменьшение величины почечного кровотока, этот выброс произойдет и при спазме сосудов почек, и реакция из защитной превратится, таким образом, в патологическую. Это превращение происходит потому, что данный механизм запрограммирован не на причину патологического состояния, а на его следствие, то есть на снижение уровня почечного кровотока, которое может наступить в самых различных ситуациях. Такое несовершенство этого исходно физиологического и защитного механизма приводит к нарушению информационного процесса: юкстагломерулярный аппарат получает «неправильную» информацию, в результате чего и формируется патологическая система, ведущая к дальнейшему повышению артериального давления.

Патологическая система может привести к углублению нарушения равновесия больного организма с окружающей средой.

Если возникла болезнь, то равновесие организма с окружающей средой нарушается. Механизмы саногенеза направлены на то, чтобы это равновесие восстановить. Если же в процессе болезни в организме возникает патологическая система, то она углубляет нарушение этого равновесия.

Для патологических систем характерно наличие по крайней мере одной из трех особенностей: либо возникновение патологического доминантного очага, либо развитие по принципу порочного круга, либо нарушение последовательности информационного процесса, определяющего развитие как физиологических, так и патологических реакций.

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.1 (12 votes)